21 ноября 2020 Новости

Яровая подготовила проект о QR-кодах для памятников войны

Вице-спикер Госдумы Ирина Яровая разработала законопроект о введении QR-кодов для памятников Великой Отечественной войны в России, сообщает ТАСС.

21 ноября 2020 Новости

Эксперт отметил важность рассекречивания документов Нюрнбергского процесса

«Любое уточнение или дополнение информации о Нюрнбергском процессе показывает, что наказание для еще живых преступников неотвратимо. Особенно это важно сейчас, когда некоторые страны забывают итоги и уроки Нюрнберга», – заявил газете ВЗГЛЯД историк Михаил Мягков, комментируя рассекречивание Росархивом документов из фонда Нюрнбергского трибунала.

17 ноября 2020 Новости

Музей Зои Космодемьянской: модное место или гражданский храм

На каком основании некоторые представители современной молодежи считают, что новый музей Зои Космодемьянской – «идеальный фон для фэшн-съемки»? Как сегодня нужно рассказывать о подвиге 18-летней комсомолки и о Великой Отечественной войне? Спецкор газеты ВЗГЛЯД искал ответы на эти вопросы в подмосковной деревне Петрищево.

Музей Зои Космодемьянской: модное место или гражданский храм

17 ноября 2020 Новости

На каком основании некоторые представители современной молодежи считают, что новый музей Зои Космодемьянской – «идеальный фон для фэшн-съемки»? Как сегодня нужно рассказывать о подвиге 18-летней комсомолки и о Великой Отечественной войне? Спецкор газеты ВЗГЛЯД искал ответы на эти вопросы в подмосковной деревне Петрищево.

Музей Зои Космодемьянской: модное место или гражданский храм

– Музей хороший получился, – говорит Сергей Ковальчук. Один из 18 – согласно последней переписи – жителей деревни Петрищево Рузского района Московской области.

К дереву близ хозяйства Сергея прибит большой плюшевый медведь. За забором у Ковальчука – то ли верстак, то ли стол с выкрашенными серебрянкой Маяковским и Лениным. В дом Сергей не приглашает, и на калитке снаружи висит большой замок.

– Повесил от сборщиков за мусор. За****и совсем, – говорит Ковальчук. – Ну потому что жили-жили без этого, а теперь за вывоз вдруг платить. Шиш!

Сергею Ковальчуку 83 года. В Петрищеве – всю жизнь.

– Перед войной старшие наши пятистенок большой построили. Тут был, за заборчиком, – показывает Сергей. – Сгорела изба.

– В сорок первом?

– Да нет, потом, после войны сильно, – говорит Ковальчук. – Я мемориальную доску снял, отдал, увезли.

В пятистенке во время войны был штаб 332-го пехотного полка вермахта под командованием Людвига Рюдерера.

– Начальники-фашисты тут сидели. И доска была на доме, потому что Зою сначала здесь допрашивали, – говорит Сергей. – Бабка, сестра и я на печке сидели. Немцы Зою привели – бабка ноги с печки свесила: «Ой, сынок, как ты попал так?» Не разглядела, что девочка: Зоя-то под пацана стрижена была. Немец бабку ***нул по ногам – она и обратно. Допрашивали Зою, били по-всякому, только она ни *** не сказала. Ее потом в дом к солдатам повели – к дому Куликов, там тоже музей. От Куликов немцы рядовые всю ночь ее по селу раздетой да босой водили, гоняли. А утром уже повели мимо нас. Вешать-казнить.

* * *

Из нового музея «Зоя» через одно окно – во всю длину стены – виден обелиск на месте казни. Через другое – дом семьи Кулик, откуда Зою вели к виселице. В третье – чуть поодаль, но тоже можно разглядеть старое, одноэтажное здание музея Зои Космодемьянской. Где теперь обещают открыть некую «школу юного разведчика».

– Так специально наш музей спроектировали, чтобы памятные места видно было, – говорит Марина Роменская, директор Музейного комплекса памяти Зои Космодемьянской, посвященного контрнаступлению советских войск в битве под Москвой.

Комплекс открыли полгода назад, в мае. Открывали онлайн, без публики. Сейчас музей «Зоя» тоже закрыт. Для спецкора газеты ВЗГЛЯД сделали исключение.